ФЭНДОМ


Это незавершенная статья. Она содержит неполную информацию
Вы можете помочь Голодные игры вики, дополнив её.


«Вот мой тебе совет — постарайся выжить.»

— Хеймитч говорит Китнисс.

Хеймитч и стакан

Самое узнаваемое, с чем в наших головах связывается образ Хеймитча — алкоголь

Меня быстро тащат обратно к декорациям, дымовая машина начинает работать. Кто-то кричит: «Внимание!», слышится гудение камер, потом команда: «Мотор!». Я поднимаю над головой лук и со всей яростью, на какую способна, кричу:

— Народ Панема, мы боремся, мы не сдаемся, мы отстоим справедливость!

На съемочной площадке наступает гробовая тишина. Она длится и длится.

Внезапно из динамиков раздается треск, и студию заполняет едкий смех Хеймитча. Когда ему наконец удается совладать с собой, он произносит:

— Вот так, друзья, умирает революция.

С. Коллинз. Сойка-пересмешница.


Хеймитч Эбернети (ориг. Haymitch Abernathy) - единственный, не считая Пита и Китнисс, живой победитель Голодных игр из Дистрикта 12. Победитель Пятидесятых Голодных игр, в которых, в честь Квартальной Бойни, было в два раза больше трибутов, чем обычно – 48. Из-за этого он был ментором трибутов из 12-ого Дистрикта с 51-ых по 75-ые Голодные игры

«Немолодой мужчина с брюшком». Ментор Китнисс и Пита во время Игр. Он язвителен и почти всегда нетрезв, чем очень раздражает Китнисс. Несмотря на то, что изначально Хеймитч Китнисс не нравится, позднее она проникается к нему симпатией, осознавая, что причина его нелицеприятного поведения в том, что он устал видеть погибающих детей. Китнисс осознает, что на самом деле они с Хеймитчем похожи, именно поэтому она так легко понимает все его намеки и хитрые планы.

Биография

Пятидесятые Голодные игры(Вторая квартальная бойня)

Хеймитч был выбран трибутом для Пятидесятых Голодных игр. Это была квартальная бойня, и, как и у каждой квартальной бойни, у этих Голодных игр были свои особенности. По правилам каждый дистрикт предоставил не по два, а по четыре трибута. Когда Цезарь Фликерман на интервью спросил Хеймитча, что он думает по поводу того, что ему придется убить в два раза больше людей, Хеймитч ответил, что ему все равно, так как все они в любом случае будут одинаково глупыми.

Во время кровавой резни у Рога Изобилия он быстро покинул пьедестал и достал себе нож и рюкзак. Потом Хеймитчу удалось убить двух трибутов, а чуть позже один из профи почти убил его. Хеймитча спасла Мейсили Доннер, также трибут из 12 дистрикта. Потом они заключили союз. По решению Хеймитча они стали продвигаться к краю арены, надеясь найти там что-нибудь интересное.

Молодой Хеймитч IMG 20171020 202714

Хеймитч в юности

К краю арены Хеймитч и Мейсли подошли, когда большинство трибутов уже погибли, и не увидели там ничего полезного. Мейсли предложила вернуться обратно, Хеймитч отказался, тогда она расторгла союз, но пытаться убить Хеймитча не стала. Когда его бывшая союзница ушла, Хеймитч стал кидать по направлению к границе арены камешки, сначала маленькие, потом большие, и обнаружил, что они отскакивают от силового поля. Потом он услышал крики Мейсли, побежал в её сторону, но было уже поздно:её убили маленькие, с виду безобидные птички, которые перерезали ей горло своими острыми клювами. Хеймитч кинулся в её сторону, и был с ней до тех пор, пока она не умерла.

К концу игр остался только Хеймитч и девушка из Первого, оба были тяжело ранены. Хеймитчу удалось лишить девушку глаза, а она сильно ударила его своим топором в живот. Хеймитч стал продвигаться к краю арены, девушка его преследовала. Потом она запустила свой топор в Хеймитча, тому удалось увернуться. Девушка остановилась и стала думать, как быть дальше, и тут топор, отскочив от силового поля, вернулся к своей бывшей хозяйке, от неожиданности она не успела отойти, и топор убил её. Хеймитч стал победителем.

Последствия

Спустя две недели после окончания игр, президент Сноу убил мать, младшего брата и девушку Хеймитча, в отместку за его выходку с силовым полем на арене. Следующие 23 года Хеймитч выступал в качестве ментора и тренировал юношей и девушек из Двенадцатого дистрикта, выбранных во время жатвы. Возможно, в начале своей карьеры ментора, он ответственно относился к своим обязанностям, но его подопечные умирали из года в год. Это, а также смерть близких, привели к тому, что Хеймитч стал пьяницей, начал жить в изоляции. Засыпая, он всегда клал нож в изголовье кровати.

74-ые Голодные игры

Haymitch train

Хеймитч, Пит и Китнисс.


Хеймитч появился во время жатвы на сцене. Он был настолько пьян, что свалился с нее, чем, безусловно, развеселил зрителей со всего Панема. Позже он появился уже в поезде, ехавшем в Капитолии, опять пьяным, настолько, что его вырвало на дорогой ковер. Пит помог Хеймитчу добраться до постели.

Двенадцатые IMG 20171019 191252

Китнисс, Пит и Хеймитч

На следующее утро протрезвевший Хеймитч присоединился к завтраку. Они повздорили с Питом. Хеймитч уже хотел начать пить, но Пит и Китнисс потребовали, чтобы он начал их хоть чему-нибудь учить, а Китнисс даже пригрозила ножом. Удивленный Хеймитч отметил, что ему наконец-то достались трибуты, которые в состоянии постоять за себя.

Хеймитч

По дороге в Капитолий и в самом Капитолии Хеймитч рассказал Китнисс и Питу об играх, о тренировках, а также о дополнительных мероприятиях, таких, например, как интервью с участниками. При этом он дал важные советы о поведении в тренировочном центре — Китнисс и Пит должны были держаться вместе, как друзья, и стараться не принимать участия в обучении тому, что и так умеют отлично делать, дабы соперники не узнали их сильные стороны.

УДИВЛЕНИЕ

Хеймитч Эбернети - второй Победитель от Двенадцатого дистрикта

Хеймитча порадовала выходка Китнисс во время индивидуальных показов, когда она направила в ложу организаторов игр свою стрелу. Также его приятно удивили высокие оценки его подопечных. Также после индивидуальных показов он проинформировал Китнисс, что Пит решил дальше готовится к Играм отдельно от неё, после чего они с Китнисс начали подготовку к интервью с Цезарем. А вот тут Китнисс совершенно расстроила Хеймитча тем, что не в состоянии быть милой и говорить то, что хочет услышать от нее Капитолий, но основной ход интервью они все же продумали.

Haymitch & Katniss before arena

Хеймитч и Китнисс, перед выходом последней на арену.

Во время игр Хеймитч занимался привлечением спонсором, а также особыми знаками общался с Китнисс. Например, он не присылал ей воду, когда она так в ней нуждалась, так как Китнисс и так находилась рядом с источником воды. Когда Китнисс вела себя так, как нравилось зрителям, он присылал ей жизненно-важные подарки (лекарства, суп). При этом Хеймитч не помогал Питу и не присылал ему вообще ничего, так как знал, что в Играх может победить только один. Но в результате хитрости, придуманной Китнисс, выжили оба.

1504525605250

Хеймитч смотрит на своих трибутов в самый критический момент - Китнисс уже достала ягоды морника

После окончания игр и перед очередным интервью Хеймитч предупредил Китнисс, что организаторы игр просто в ярости от того, что Китнисс заставила их играть по своим правилам, и что теперь ей придется продолжать изо всех сил притворяться в том, что она действительно любит Пита, что следовало из её поведения на арене.

Позже все вновь вернулись в Двенадцатый дистрикт, и Хеймитч опять начал пьянствовать.

И вспыхнет пламя

Хеймитч доволен

Цитата 1

Алкоголь — не для нас, а для Хеймитча. Во время Голодных игр он был нашим с Питом ментором. Угрюмый, жестокий, почти всегда пьяный, он все-таки сделал свою работу — и даже больше, поскольку впервые в истории было позволено победить двоим, а не одному оставшемуся в живых трибуту. Так что будь Хеймитч хоть кем угодно — перед ним я тоже в долгу. Пару-тройку недель назад, когда у него иссякли запасы, а в продаже не было ни бутылки, у Хеймитча началась ломка. Он трясся, орал на каких-то чудовищ, которых никто вокруг не видел, и до смерти перепугал мою Прим. Честно сказать, не очень понравилось наблюдать его в таком состоянии.

С тех пор я обзавелась привычкой пополнять запасы спиртного — просто так, на случай очередной недостачи.

Увидев меня с бутылками, глава миротворцев Крей хмурит брови. Он уже в летах, лицо у него багровое, несколько серебристых прядей волос зачесаны набок.

— Девочка, для тебя это слишком крепкое пойло.

Ему ли не знать!

— Маме потребовалось для каких-то лекарств, — пожимаю плечами я.

— Ага, этой штукой убьешь любую заразу, — бросает он и покупает бутылку за новенькую монету.

С. Коллинз. И вспыхнет пламя.

Теперь Китнисс и Пит стали жить по соседству с ним в Деревне Победителей. Настало время тура победителей, во время которого двум победителям следовало вести себя так, как будто они безумно влюблены друг в друга. Но все пошло совершенно не по плану, поведение Китнисс можно было расценить, как вызов Капитолию. Настало время третьей квартальной бойни, и на жатву вызвали победителей предыдущих игр.

Хеймитч и Тред

Хеймитч и Ромулус Тред

Началась подготовка к Играм. Помимо всего прочего, Хеймитч нашел для Китнисс и Пита союзников. И со стороны Хеймитча это была не просто подготовка к Играм, это был заговор против Капитолия и начало революции. Задачей всех союзников Пита и Китнисс было во чтобы то ни стало вытащить Китнисс с арены.

Цитата 2

— Знаешь, проживи ты хоть сотню жизней, и тогда не заслужишь такого парня, — говорит Хеймитч.

— Куда уж мне, — цежу я. — Среди нас троих он лучший, кто бы сомневался. Ну и что ты намерен делать?

— Не знаю, — вздыхает ментор. — Вернулся бы на арену с тобой, только вряд ли получится. Если на Жатве вытащат мое имя, Пит вызовется добровольцем.

Какое-то время мы просто сидим и молчим.

— Тебе, наверное, нелегко придется там, на арене? — говорю я. — Ты же со всеми знаком…

— Ай, какая разница, мне будет тошно в любом случае. — Мой собеседник указывает кивком на сосуд со спасительной влагой. — Может, отдашь обратно?

— Нет, — говорю я, обхватив бутылку руками.

Хеймитч лезет под стол за новой, сворачивает крышку, и тут я соображаю, что явилась не только за выпивкой.

— Все, до меня дошло. Я знаю, о чем пришла попросить. Если мы с Питом окажемся на арене, давай в этот раз постараемся вытащить живым его.

В покрасневших глазах собеседника что-то мелькает. Кажется, боль.

— Ты сам говоришь, при любом раскладе все будет ужасно. Чего бы Пит ни желал, теперь — его очередь. Мы оба в долгу перед ним. — В моем голосе звучат умоляющие нотки. — И потом, Капитолий меня ненавидит, мое дело решенное. А для Пита еще есть надежда. Пожалуйста, Хеймитч. Обещай, что поможешь мне.

Он хмуро глядит на бутылку, взвешивая услышанное, и наконец роняет:

— Ладно.

— Спасибо.

Победители Двенадцатого дистрикта — это Китнисс, Пит и Хеймитч. Соответственно, Китнисс должна была участвовать со стороны девушек. Что касается юношей, то из шара с именами вытянули имя Хеймитча, и Пит вызвался добровольцем вместо него.

Китнисс, как символ будущей революции, просто обязана была остаться в живых. Саму её в эти планы не посвящали. После того, как Китнисс взорвала силовое поле, прилетел планолет и унес её с арены. Когда она очнулась, она увидела заговорщиков во главе с Хеймитчем, главным распорядителем игр Плутархом.

Сойка-пересмешница

Действие перемещается в дистрикт 13. Китнисс стала символом революции, и в её обязанности стали входить съемки в агитационных роликах. Посмотрев первый из них, Хеймитч как всегда едко и остроумно выразил своё мнение:

Цитата 1

На съемочной площадке наступает гробовая тишина. Она длится и длится.

Внезапно из динамиков раздается треск, и студию заполняет едкий смех Хеймитча. Когда ему наконец удается совладать с собой, он произносит:

— Вот так, друзья, умирает революция.

По словам Хеймитча, Китнисс может тронуть сердца всех только тогда, когда будет в естественных условиях, а не в съемочном павильоне.

Цитата 2

— Как раз это я и предлагаю, — прерывает ее Хеймитч. — Высадить ее на поле боя и включить камеры.

Цитата 3

В зале слышны лишь гудение приборов и тихий шелест вентиляционной системы. Хеймитч садится напротив меня.

— Нам снова придется работать вместе. Так что давай, выкладывай все, что ты обо мне думаешь.

Я вспоминаю нашу яростную стычку на планолете. Мне хотелось убить Хеймитча. Однако теперь я говорю только:

— Поверить не могу, что ты не спас Пита.

— Знаю.

Меня не отпускает чувство недосказанности. Не только потому, что Хеймитч даже не извинился. Мы были одной командой. Мы дали друг другу обещание беречь Пита. Пьяное, нереальное обещание под покровом ночи, но что это меняет? В глубине души я знаю — виноваты мы оба.

— Теперь ты, — говорю я Хеймитчу.

— Не могу поверить, что ты упустила его из виду в ту ночь.

Я киваю. В том-то и дело.

— Постоянно думаю об этом. Что я могла сделать? Как остаться с ним, не нарушив союза? Я до сих пор не знаю.

— У тебя не было выбора. А если бы мне удалось уговорить Плутарха остаться и спасти Пита, планолет бы рухнул. Мы и так едва успели.

Хеймитч в сумраке

ТРезвый как стёклышко Хеймитч в Тринадцатом

Наконец я смотрю в глаза Хеймитча. Глаза жителя Шлака — серые и глубокие, с темными кругами от бессонных ночей.

— Китнисс, Пит жив. Не надо хоронить его раньше времени.

— Игра еще не окончена. — Я стараюсь произнести это с оптимизмом, но мой голос срывается.

— Да. Игра продолжается. И я по-прежнему твой ментор. — Хеймитч тычет фломастером в мою сторону. — Помни, ты будешь на земле, я — в воздухе. Сверху обзор лучше, поэтому делай то, что я тебе скажу.

Цитата 4

Слышится гул одобрения.

Нас с Гейлом никто не выдал. Ни Плутарх, на приказы которого мы наплевали. Ни Боггс со своим сломанным носом. Ни «жуки», которых мы затащили за собой в пекло. Ни Хеймитч — впрочем… Хеймитч одаряет меня убийственной улыбкой и медоточивым голосом цедит:

— Ну, разумеется, мы ведь не хотим потерять нашу маленькую птичку, едва она начала петь.

Я отмечаю про себя, что, пожалуй, не стоит оставаться с Хеймитчем наедине. Уж он-то мне не простил этого дурацкого наушника. ... Кажется, всего минуту назад сомкнула глаза, но, открыв их, я вздрагиваю от неожиданности. Рядом сидит Хеймитч. Ждет. Возможно, уже давно, если верить часам. Хочу кого-нибудь позвать, однако понимаю, что разговора все равно не избежать.

Хеймитч наклоняется и болтает у меня чем-то перед носом. Я не могу разглядеть, но догадываюсь, что это.

— Твой наушник, — говорит Хеймитч, бросая его на простыню. — Даю тебе еще один шанс. Если опять его вытащишь, будешь носить вот это.

Он показывает какой-то металлический обруч, который я про себя нарекаю оковами для головы.

— Альтернативное аудиоустройство. Надевается на голову и защелкивается под подбородком. Единственный ключ будет у меня. А если ты исхитришься снять и его, — Хеймитч кидает обруч на кровать и достает из кармана маленький серебряный чип, — я попрошу имплантировать тебе в ухо вот это. Тогда я смогу разговаривать с тобой двадцать четыре часа в сутки.

Хеймитч круглосуточно в моей голове. Это уже слишком.

— Я больше не буду вытаскивать наушник, — бормочу я.

— Что? Не слышу.

— Я больше не буду вытаскивать наушник! — повторяю я так громко, что наверно бужу половину госпиталя.

— Уверена? Лично меня устроит любой из трех вариантов.

— Уверена, — отвечаю я.

Зажимаю наушник в руке, а свободной швыряю обруч Хеймитчу в лицо. Он ловко его ловит. Явно был наготове.

— Что еще? — спрашиваю я.

Хеймитч поднимается.

— Я съел твой обед, пока ждал.

На тумбочке стоит поднос с пустой миской.

— Я на тебя пожалуюсь, — бурчу я в подушку.

— Конечно, солнышко.

Китнисс и Хеймитч. Голосование

Хеймитч во время "Голосования Победителей"

Поэтому Китнисс начинает летать в Двенадцатый дистрикт, в лес, где они с Гейлом охотились, и в другие места, в другие дистрикты, в том числе и те, где проходили боевые действия. Результаты съемок просто поражали.

Личность

Хеймитч часто пьяный, угрюмый и суровый, но в редких случаях он может быть понимающим. И, как сказал Пит в Голодных играх, иногда бывает трезвым. До победы Китнисс и Пита, он был единственным живым победителем из Дистрикта 12. Хеймитч почти всегда саркастичный и недружелюбный, однако, как выяснилось в Сойке Пересмешнице, он обожает Пита и Китнисс, хоть и никогда не говорит об этом. Но все же Хеймитч признает, что он решил сохранить Китнисс жизнь в 74-ых Голодных Играх. 


Хеймитч плохо спит по ночам из-за кошмаров, связанных с Голодными играми и менторством. Когда он спит, всегда сжимает в руке нож. Разбудить его утром - задача непростая. Пьянство для Хеймитча - это способ уйти от реальности и заглушить боль, причиненную его Голодными Играми. Алкоголизм был так же вызван потерей всей его семьи, убитой Президентом Сноу после мятежной победы Хеймитча на Играх. В Дистрикте 13 Хеймитч не имел доступа к своему ликеру(впрочем, «в завязке» он оказался раньше, перед Квартальной Бойней, по воле Пита, который истребил все запасы алкоголя в дистрикте 12), так как там был запрещен алкоголь. После терапии он был уже не так сильно зависим, но его кожа все же заметно пожелтела. По прибытию в Дистрикт 12, он сразу же начал пить снова. Когда Хеймитч выходит из себя, он становится жестоким, склонным к галлюцинациям, крикам, тряске, а также запугиванию людей до полусмерти. 

Тем не менее, несмотря на его тяжелое пьянство, в определённой степени Хеймитч все же в силах его контролировать. Как он поначалу сказал Питу и Китнисс, если они позволят ему пить столько, сколько сам Хеймитч захочет, он будет оставаться трезвым достаточно долго для того, чтобы помогать им. Он очень хорошо соображает и работает в трезвом виде.

Интересные факты

  • Неизвестно, кто был ментором Хеймитча, и был ли он вообще, ведь менторами обычно становятся бывшие победители игр, а Хеймитч стал вторым победителем от Двенадцатого дистрикта. Про первого же ничего не сказано, ни его имя, ни год, в котором победил, даже пол победителя не указан.

Фанон

Зарубежный фанфикшн

О событиях после победы Революции и уничтожения Голодных игр (Постсойка) повествует фан-роман The Grandmentor Автор: silvercistern Переводчики: lesotho и Aclathrate27

Российский фанфикшн

Так как сведения о прошлом и о семье Х. Э весьма скудны (в каноне) фанфикшен пытается найти ответы на вопросы читателей: в частности о семье и прошлом Хеймитча рассказывает фанфика автора Вячеслав_Фавик «Мейсили»: у героя, к немалому удивлению капитолийское происхождение: его отец Асканий Эбернети приехал в Дистрикт 12 как горный инженер и остался там жить, он был диссидентом, основал Шахту №2 и имел очень сложные отношения с Капитолием. У инженера было двое детей: сын Хеймитч и дочь Дейдра.

Кроме того, жизни Хеймитча Эбернети посвящена повесть того же самого автора«Игра Хеймитча: Спонсоры» на Второй квартальной бойне 16-летнему Хеймитчу тайно, но весьма щедро помогал клан капитолийских богачей-спонсоров Джоэнтов,также известных как «чёрные».Также выясняется, что, что корни его жесткого столкновения с Капитолия куда глуюже, чем можно подумать, его бабушка, леди Минуция Эбернети, знатная капитолийка, происходит из тн «красных патрициев», революционеров, капитолийцев 75 лет до событий первой книги требовавших равных прав жителей дистриктов и собственно обитателей Капитолия, что именно «красные патриции» подняли знамя Мятежа, развязали кровопролитную гражданскую войну, известную как Тёмные дни. Также в повести «Осторожно, двери закрываются» излогается головокружительная история как 18-летний ПобедительХеймитч Эбернети в Капитолии на тайной и секретной церемонии случайно познакомился с девушкой по имени Сибилла, которая разбила его сердце. Через несколько дней он узнал, что её фамилия Сноу и что она дочь президента Кориолана Сноу, несколько лет он официально считался женихом Сибиллы и самым подходящим кандидатом в президентские зятья. Через много лет, в тот самый сезон, когда на Голодных играх победила Кашмира, Сибилла родила девочку. Анну. Внучку президента Сноу.

Совершенно другая версия излагается в повести «Куда приводит Жатва...» автора _persona_non_grata.

Галерея первого фильма

Галерея «И вспыхнет пламя»

Галерея Сойка-пересмешница

Голодные игры

Создатели Сьюзен Коллинз - Гэри Росс - Френсис Лоуренс -
Главные герои Китнисс Эвердин - Пит Мелларк - Гейл Хоторн - Кориолан Сноу (Президент) - Примроуз Эвердин - Хеймитч Эбернети - Эффи Тринкет - Цинна
Games-Сезоны 74-ые Голодные игры - 75-ые Голодные игры - 45-ые Голодные игры - 50-ые Голодные игры - 62-ые Голодные игры - 73-ие Голодные игры - Квартальная бойня
Основные понятия Жатва - Трибуты - Профи - Академии - Победители - Интервью - Эскорт - Команда подготовки - Стилист - Менторы - Очки - Одежда для арены - Токен - Рог изобилия - Парад трибутов - Спонсоры - Тренировочный центр - Пир - Тёмные дни - Революция
- -
Персоналии Сенека Крэйн - Плутарх Хэвенсби - Цезарь Фликерман - Клавдий Темплсмит - Финник Одэйр - Джоанна Мейсон - Энни Креста - Бити Литье - Мэгз Флэнэгэн - Альма Койн - Боггс - Эгерия - Антоний - Ромулус Тред
Голодные игры
Материалы сообщества доступны в соответствии с условиями лицензии CC-BY-SA , если не указано иное.