ФЭНДОМ


Это незавершенная статья. Она содержит неполную информацию
Вы можете помочь Голодные игры вики, дополнив её.


Админ приносит всем читателям (и, конечно, читательницам) извинения: статья приводится в порядок и переделывается:  всё, что касается событий первой книги переносится в специально созданную статью.

Китнисс Эвердин (ориг. Katniss Everdeen) — харизматичная главная героиня и рассказчик трилогии Голодные игры. После того, как её сестра Прим была выбрана для участия в 74-ых Голодных играх, Китнисс решает занять её место добровольно. Её акты неповиновения на арене привели народ Панема к восстаниям. Позже она становится Символом Революции — Сойкой-пересмешницей.

Подробнее см. Пропагандистские ролики, Революция

Специальная статья, посвященная  событиям книги "Голодные игры" - находится здесь, о её жизни в "И вспыхнет пламя" посвящена отдельная статья, о Китнисс Эвердин в "Сойке-пересмешнице" пишется третья статья

Детство. Жизнь до игр

Китнисс Эвердин родилась 8 мая в дистрикте 12. У неё типичная внешность жительницы Шлака: густые черные волосы, которые, как правило, заплетена в косу до пояса, у неё оливковая кожа и серые глаза.

Китнисс была очень близка с отцом, с которым с самого детства проводила много времени в лесу. Отец Китнисс был браконьером: он промышлял запрещенной по капитолийским законом нелегальной охотой поблизости от границ Двенадцатого Дистрикта. Именно отец научил её различать ядовитые растения, в частности, смертельно опасные ягоды морника. Он научил её правильно вести себя с хищниками и другими животным в безлюдном лесу, он сделал для неё лук и научил им пользоваться. Вообще она — «папина дочка». Он научил её навыкам ориентирования и теперь для неё лес — дом родной, только там она чувствует себя свободной. Когда ей было одиннадцать, отец Китнисс и Прим погиб в результате взрыва в шахте, где работал долгие годы .

1502536273429

Китнисс Эвердин - браконьер из Двенадцатого

По книге, Китнисс с той поры снятся кошмары, связанные со взрывом пять лет назад, который унес жизнь отца. Она не забыла того страшного факта, что ее мать поддалась депрессии после гибели отца и была не в состоянии прокормить дочерей: Китнисс и её младшую сестру Примроуз Эвердин. Таким образом у Китнисс сложились очень холодные отношения с её матерью, она винила её в том, что ей пришлось пережить большие испытания и рано повзрослеть.

Приблизительно через месяц после гибели отца, за несколько недель до 8 мая, когда можно было подписаться на тессеры, семья Китнисс, лишившись средств к существованию, начала голодать. Как-то раз, в поисках хоть какой-то еды, ей пришлось рыться в мусорных баках возле пекарни. Она ничего не нашла и обессиленая сникла, лил проливной дождь и её заметила жена пекаря. Жена пекаря кричала, чтобы Китнисс убиралась вон, пока не нажила неприятностей. Крик матери привлек внимание одноклассника Китнисс, сына пекаря, Пита Мелларка и он намеренно подпалил несколько буханок хлеба в печи, за что был избит матерью, которая, велев сыну скормить две испорченные буханки свиньям, ушла. Пит вышел во двор, молча бросил хлеб отчаявшейся Китнисс и поспешно ушел, пока его матери ничего не заметила.

Screen Shot 2012-02-08 at 7.53.52 PM

Китнисс торгуется в Котле

На следующий день, в школе, Китнисс замечает, что Пит смотрит на неё, но она отводит взгляд. Но взгляд ее падает на одуванчик. Цветок напоминает Китнисс о том времени, когда они с отцом проводили время в лесу, и она решилась выйти одна за электрическое ограждение дистрикта и попытаться использовать навыки, которым научил её отец, навыки, которые могут помочь найти пищу и прокормить семью.

Попытка оказалась удачной, в особенности, когда она встретила в лесу мальчика по имени Гейл Хоторн , который был старше ее на два года и был старшим сыном приятеля ее отца, также браконьера - мистера Хоторна.

Она продавала большую часть добычи на местном черном рынке Котле, а другую, самую качественную, сбывала миротворцам, в частности продавала индейки главе миротворцев Крею, и вместо преследований за незаконную охоту (браконьерство), Китнисс и Гейл получили своего рода покровительства от начальства дистрикта (кроме того она, как единственная подруга Мадж, дочери мэра, она наладила взаимовыгодное сотрудничество с мэром (он покупал у нее землянику) и с пекарем мистером Мелларком (последний покупал у нее белок). В итоге, семья Эвердин не голодала. Но о том, что Пит влюблен в нее (тайно) она не подозревала.

Screen Shot 2012-02-08 at 7.51.19 PM

Китнисс добывает еду для семьи

Но воспоминания о хлебе и одуванчиках на школьном дворе ей крепко запомнись. У Китнисс друзей и подруг не было: единственной подруга Мадж Андерси — дочь мэра Дистрикта 12, погибшая при бомбардировке Дистрикта, а затем захороненная в братскую могилу на Луговине вместе со своей семьей. Хоть она с ней почти не разговаривала, но Китнисс было легко с Мадж. Именно она подарила ей золотую брошь с сойкой-пересмешницей.

1502537431953

Та самая брошь с летящей птицей

Китнисс никогда не собиралась участвовать в играх и ее поступок был спонтанным и неожиданным даже для ее близких.

Есть Доброволец!

Жатва

Цитата

Это ошибка! Этого не может быть! Имя Прим — на одном листке из тысяч! Я даже за нее не волновалась. Разве я не обо всем позаботилась? Разве не я взяла эти чертовы тессеры, чтобы ей не пришлось рисковать? Один листок. Один листок из тысяч. Расклад — лучше не бывает. И всё, всё насмарку.==== Так будто издалека до меня доносится ропот толпы — самая большая несправедливость, когда выпадает кто-то из младших. Потом я вижу Прим: бледная, с плотно сжатыми кулачками, она медленно, на негнущихся ногах бредет к сцене. Проходит мимо меня, и я замечаю, что ее блузка опять торчит сзади как утиный хвостик; и это приводит меня в чувство. — Прим! — кричу я сдавленным голосом и наконец обретаю способность двигаться. — Прим! Мне не нужно проталкиваться сквозь толпу, она сама расступается передо мной, образуя живой коридор к сцене. Я догоняю Прим у самых ступеней и отталкиваю назад.

В

Китнисс вызывается добровольцем

— Есть доброволец! — выпаливаю я. — Я хочу участвовать в Играх.

На сцене легкое замешательство. В Дистрикте-12 добровольцев не бывало уже несколько десятков лет, и все забыли, какова должна быть процедура в таких случаях.

По правилам, после того как объявлено имя трибута, другой юноша или другая девушка (смотря по тому, из какого шара был взят листок) может выразить желание занять его место. В некоторых дистриктах, где победа в Играх считается большой честью, и многие готовы рискнуть ради нее жизнью, стать добровольцем не так просто. Но поскольку у нас слово «трибут» значит почти то же, что «труп», добровольцы давным-давно перевелись — Чудесно! — восхищается Эффи Бряк. — Но… мне кажется, вначале полагается представить победителя Жатвы и… только потом спрашивать, не найдется ли доброволец. И если кто-то изъявит желание, то мы, конечно… — все более неуверенно продолжает она.

— Да какая разница? — вмешивается мэр.
Эффи и Китнисс

Китнисс нна сцене рядрм с Эффи Тринкет

Он смотрит на меня с состраданием и, хотя мы никогда не общались, как будто даже узнает меня — девочку, которая приносит ягоды; о которой ему, возможно, что-то рассказывала дочь; и которой, как старшему ребенку в семье, он сам пять лет назад вручал медаль «За мужество». Медаль за отца, сгинувшего в рудниках. Может быть, мэр вспомнил, как я стояла тогда перед ним, робко прижавшись к матери и сестренке?

74-ые Голодные игры

Имя Пита выпало на жатве

Мгновение, когда Пит становится трибутом

Вторым трибутом от Двенадцатого дистрикта становится её одноклассник — Пит Мелларк, сын пекаря мистера Мелларка.Четыре года назад, после смерти трагической гибели при взрыве на шахте отца Китнисс, именно Пит помог Китнисс и её семье выжить, не умереть от голода.

По заведенном порядку попрощаться с ней кроме сестры и матери приходит... Отец Пита, который обещает ей, что ее семья не будет голодать, на последок он дает ей кулек с печеньем, считающимся в Дистрикте 12 недостижимым для простых людей лакомством. Несколько позднее, в поезде, она вышвернет его в окно, даже не попробовав. Попрощаться с Китнисс пустят сначала миссис Эвердин и Прим, а потом и Гейл.

1502538324124

Ты сможешь. Ты сильнее их всех!

Лучший друг находит необходимые слова: парой фраз он вселяет в девушку уверенность в своих силах и даже заставляет пообещать, что она вернётся с игр Победительницей.

Цитата. Мадж

Следующую гостью я тоже не ожидала. Уверенным шагом ко мне приближается Мадж. Она не плачет и не отводит глаз, но в ее голосе слышится странная настойчивость.

— На арену разрешают брать с собой одну вещь из своего дистрикта. Что-то, напоминающее о доме. Ты не могла бы надеть вот это?

Фан-постер Мадж Андерси

Мадж Андерси — неканоническое изображение

Она протягивает мне круглую брошь — ту, что сегодня украшала ее платье. Тогда я не рассмотрела ее как следует, теперь вижу: на ней маленькая летящая птица.

— Твою брошь? — удивляюсь я. Вот уж не думала брать с собой что-то на память.

— Я приколю ее тебе, ладно? — Не дожидаясь ответа, Мадж наклоняется и прикрепляет брошь к моему платью. — Пожалуйста, не снимай ее на арене, Китнисс. Обещаешь?

— Да, — отвечаю я.

Надо ж как меня сегодня одаривают! Печенье, брошь. А еще, уходя, Мадж целует меня в щеку. Может быть, Мадж в самом деле всегда была моей настоящей подругой?

После прощания трибутов сажают в капитолийский экспресс и увозят. Четверть века было только таким образом: дорога в один конец, последним, кто вернулся с Голодных игр живым, был Хеймитч Эбернети, её будущий наставник (ментор):

FnhXFQrxhjA

Китнисс и Пит в поезде

Хеймитч Эбернети и Эффи Тринкет

Цитата

— Где Хеймитч? — бодро осведомляется Эффи.

— В последний раз, когда я его видел, он как раз собирался пойти вздремнуть, — отвечает Пит.

— Да, сегодня был утомительный день, — говорит Эффи.

Думаю, она рада, что Хеймитча нет. Я ее не виню.


Китнисс, Хеймитч, Пит. Коллаж

— Вашему ментору следовало бы научиться вести себя на официальных церемониях. Особенно когда их показывают по телевизору.

Пит неожиданно смеется.

— Да он пьяный был. Каждый год напивается.

— Каждый день, — уточняю я и тоже не удерживаюсь от улыбки.

Со слов Эффи выходит так, что Хеймитч просто несколько неотесан, и все можно исправить, если он будет следовать ее советам.

— Вот как! — шипит она. — Странно, что вы находите это забавным. Ментор, как вам должно быть известно — единственная ниточка, связывающая игроков с внешним миром. Тот, кто дает советы, находит спонсоров и организует вручение подарков. От Хеймитча может зависеть, выживете вы или умрете!

В этот момент в купе пошатываясь входит Хеймитч.
Хеймитч Эбернети- коллаж

Очень разный Хеймитч

И моментально попадает в просак: и вот уже Китнисс и Питу приходится заботится о нём, тащить его в ванную и приводить там в порядок.Поэтому, знакомство с ментором происходит лишь на следующее утро:

Когда я вхожу в вагон-ресторан, мимо меня, бормоча под нос ругательства, проскальзывает Эффи Бряк с чашкой кофе. Хеймитч давится от смеха. Лицо у него опухшее и красное от вчерашних возлияний. Пит с булочкой в руке сидит рядом. Выглядит он слегка смущенным.

— Давай садись! — машет мне Хеймитч.

Едва я опускаюсь на стул, передо мной возникает большой поднос. Ветчина, яйца, гора жареной картошки. На льду стоит ваза с фруктами. Булочек в корзинке хватило бы нашей семье на целую неделю. В изящном стакане апельсиновый сок. Я так думаю, что апельсиновый. Апельсин я пробовала всего один раз, папа купил его на новый год как подарок. Чашка кофе. Мама обожает кофе, хотя мы редко могли его купить, а я не понимаю, что в нем хорошего; только горечь во рту. И в довершение — красивая чашка с чем-то коричневым, чего я никогда не пробовала.

— Это горячий шоколад, — объясняет Пит. — Он вкусный.

Я пробую горячую густую жидкость на вкус, и по спине пробегают мурашки. Какими бы аппетитными ни выглядели другие кушанья, я забываю о них, пока не выпиваю все до капли. Потом запихиваю в себя все, что можно, стараясь не налегать на жирное. И без того еды навалом.
Хеймитч и Пит

В капитолийском экспрессе

Когда мой живот уже чуть не лопается, я откидываюсь назад и молча смотрю на сотрапезников. Пит еще ест, отламывает кусочки булки и окунает их в горячий шоколад. Хеймитч почти ничего не взял со своего подноса, зато регулярно опрокидывает стаканы с красным соком, разбавленным какой-то прозрачной жидкостью из бутылки. Пахнет спиртным. Я не была раньше знакома с Хеймитчем, однако часто встречала его в Котле, видела, как он горстями швырял деньги на прилавок, где продавали самогон. Когда приедем в Капитолий, он лыка вязать не будет.


Меня переполняет ненависть к Хеймитчу. Неудивительно, что ребята из нашего дистрикта не побеждают. Конечно, мы вечно полуголодные и тощие, и тренировки у нас никакой. Однако были же и среди наших трибутов сильные, те, кто мог бороться. И кто тогда виноват, что нет спонсоров, как не ментор? Богачи охотно поддерживают тех, у кого есть шансы — либо ставки делают, либо самолюбие хотят потешить, — а кому придет в голову вести переговоры с таким отребьем, как Хеймитч?
Нож

Нож Китнисс едва не оставил ментора без пальцев

— Вы, значит, будете давать нам советы? — говорю я Хеймитчу.

— Даю прямо сейчас: останься живой, — отвечает Хеймитч и дико хохочет.

Я бросаю взгляд на Пита, прежде чем вспоминаю, что решила не иметь с ним никаких дел. С удивлением замечаю в его глазах жесткость.

— Очень смешно, — говорит он без обычного добродушия и внезапно выбивает из руки Хеймитча стакан. Тот разлетается на осколки и его содержимое течет по проходу, как кровь. — Только не для нас.

Хеймитч на секунду столбенеет, потом ударом в челюсть сшибает Пита со стула и, повернувшись, опять тянется к спиртному. Мой нож успевает раньше: вонзается в стол перед самой бутылкой, едва не отрубая Хеймитчу пальцы. Готовлюсь отвести удар, но Хеймитч вдруг откидывается на спинку стула и смотрит на нас с прищуром.

— Надо же! — говорит он. — Неужели в этот раз мне досталась пара бойцов!

Хеймитч поворачивается ко мне.

— А ну-ка покажи еще, как ты ножом орудуешь!

Мое оружие — лук. Хотя с ножами я тоже дело имела. Если зверь крупный, стрелой его не всегда сразу возьмешь; лучше метнуть нож для верности, а уж потом подходить. И вот теперь выпал шанс произвести на Хеймитча впечатление и доказать, что меня нужно принимать всерьез. Выдергиваю нож из стола и, взяв за лезвие, бросаю его в противоположную стену. Вообще-то я только хотела вогнать его покрепче в дерево, однако нож попадает в шов между двумя панелями, и кажется, будто я так и задумывала.

Капитолий

Цитата

Мы, должно быть, въехали в туннель сквозь горы, отделяющие столицу от дистриктов. С востока в Капитолий почти невозможно проникнуть иначе, как через туннели. Это его географическое преимущество и есть главная причина того, почему дистрикты проиграли войну, а значит, и того, почему теперь я трибут. Воздушным силам Капитолия легче легкого было расстрелять повстанцев, когда те стали карабкаться по горам.

Капитолий со стороны дамбы

Капитолий

Пит Мелларк и я молча стоим на месте, пока поезд мчится сквозь кромешную тьму. Туннелю, кажется, нет конца, и от мысли, сколько тонн скальной породы отделяет нас сейчас от неба, у меня сжимается сердце. Жутко и противно быть вот так замурованной в камень. На ум приходят шахты и мой отец, оказавшийся запертым внутри них, как в ловушке, без надежды увидеть солнце, навеки погребенный в их мраке.

Наконец поезд сбавляет ход, и вагон заливается светом. Как по команде, мы с Питом несемся к окну скорее увидеть то, что до сих пор видели лишь по телевизору — всевластный Капитолий, главный город Панема. Телекамеры ничуть не преувеличивали его великолепия. Скорее наоборот. Разве способно что-то передать такое величие и роскошь? Здания, уходящие в небо и сверкающие всеми цветами радуги. Блестящие машины, раскатывающие по широким мощеным улицам. Необычно одетые люди с удивительными прическами и раскрашенными лицами, люди, которым никогда не случалось пропускать обеда. Цвета кажутся ненастоящими — не бывает такого чистого розового, такого яркого зеленого, такого светлого желтого, что глазам больно смотреть. Они словно выпущены на фабрике, как те маленькие кругляши леденцов в кондитерском магазинчике в Дистрикте-12, о которых мы даже мечтать не осмеливались, настолько они дорогие.

Люди узнают поезд, перевозящий трибутов, и возбужденно тычут в нашу сторону. Я отступаю от окна, меня тошнит от того, как они воодушевляются, предвкушая зрелище нашей смерти. Пит, однако, остается на месте и даже машет рукой и улыбается зевакам до тех пор, пока поезд не заезжает на станцию и не скрывает нас от их глаз.

Пит видит, каким взглядом я на него таращусь, и пожимает плечами.

— Кто знает? — говорит он. — Среди них могут быть спонсоры.
Пит приветствует капитолийцев

В Капитолии Китнисс знакомится со своей подготрвительной командой: Венией, Октавикй и Флавием, а затем происходит самое важное знкомство - с Цинной. 

Цинна — лучший стилист для Огненной девушки

— Привет, Китнисс. Я Цинна, твой стилист, — говорит он спокойным голосом, в котором почти не чувствуется капитолийской манерности.

— Привет, — настороженно отвечаю я.

— Так, посмотрим.

Цинна принимается ходить вокруг меня, не притрагиваясь, но впитывая взглядом каждый дюйм моего обнаженного тела. Мне хочется скрестить руки на груди.

— Кто делал тебе прическу?

— Мама.

— Прекрасно. Классический вариант. Идеально сочетается с твоим профилем. У твоей мамы умные руки.

Цинна

Цинна

Цинна ни в чем не соответствует моим представлениям. На его месте я ожидала увидеть какого-нибудь молодящегося фигляра, для которого я всего лишь кусок мяса, ждущий, пока его искусно приготовят.

— Вы тут недавно, правда? Мне кажется, я вас раньше не видела, — говорю я.

Большинство стилистов, работающих с трибутами, хорошо известны. Некоторых я помню с детства.

— Да, это мой первый год на Играх.

— Поэтому вам всучили Дистрикт-12, — констатирую я. Новичкам обычно достается то, что не хотят брать другие.

— Я сам попросил, — говорит Цинна.

Парад трибутов 

Цитата

— Ладно — продолжает Цинна. — Итак, Китнисс, поговорим о твоем костюме для церемонии. Моя коллега Порция работает с твоим земляком Питом. Мы решили, что будет хорошо создать ваши образы в одном стиле, отражающем дух вашего дистрикта. По традиции костюмы трибутов на церемонии открытия соответствуют основному занятию дистрикта, из которого они прибыли. В Одиннадцатом дистрикте — это сельское хозяйство, в Четвертом — рыбная ловля, в Третьем — фабричное производство. С нашим дистриктом у стилистов беда. Мешковатые и грубые шахтерские комбинезоны не очень-то привлекательны. Кроме касок с фонариками, на наших трибутах обычно вообще мало что надето. В один год так и вовсе голышом выпустили, только кожу чем-то черным обмазали вместо угольной пыли. Получилось ужасно. Как, впрочем, и всегда. Да уж, фаворитами у публики нам не стать. Я готовлюсь к худшему.

— Значит, я буду изображать шахтера? — спрашиваю я, надеясь не показаться бесцеремонной.

— Не совсем. Видишь ли, нам с Порцией кажется, что шахтерская тематика порядком приелась. Этим уже никого не удивишь. А наша задача сделать своих трибутов незабываемыми.

— Так что на сей раз мы решили обратиться к углю, а не к угледобыче. Ну все, еще и в пыли обваляют.

— А что мы делаем с углем? Сжигаем его! — воодушевленно продолжает Цинна. — Надеюсь, ты не боишься огня, Китнисс? ... — Что думаешь? — шепчу я Питу. — Об огне?

— Если что, я сорву твою накидку, а ты срывай мою, — говорит он, сжав зубы.

— Идет, — соглашаюсь я. Может, мы и не успеем очень уж сильно обгореть, если поторопимся. И все равно хорошего мало. На арену нас выбросят в любом случае; на ожоги не посмотрят. — Мы, конечно, обещали Хеймитчу подчиняться, однако на такой поворот событий он вряд ли рассчитывал.

— Кстати, а где Хеймитч? — вспоминает Пит. — Разве он не должен защищать нас в подобных ситуациях?

— Без Хеймитча, по-моему, куда безопаснее, — возражаю я. — Он так проспиртовался, что от огня, боюсь, вспыхнет как спичка. Тут мы смеемся. Видно, умом тронулись от волнения. Да и неудивительно: мало нам Игр, так еще из нас факелы решили сделать ! Первыми на колеснице, запряженной белоснежными лошадьми, выезжают трибуты Дистрикта-1. В серебристых туниках, сверкающих драгоценными камнями, они выглядят великолепно. Дистрикт-1 изготовляет для Капитолия предметы роскоши. При виде всегдашних фаворитов толпа взрывается овациями.

Пит на большом экране

Пит на большом экране

Следующий — Дистрикт-2. Через считанные минуты подходит и наша очередь. Под хмурым небом уже сгущаются сумерки. Как только трогаются трибуты Дистрикта-11, к нам подбегает Цинна с зажженным факелом.

— Ну, пора, — говорит он, и поджигает наши накидки, мы и ойкнуть не успеваем.

Я вздрагиваю от ужаса, но, как ни странно, чувствую не жар, а только легкую щекотку. Цинна взбирается повыше, подносит пламя к головным уборам и с облегчением переводит дух: «Работает». Затем мягко приподнимает мой подбородок.

— Выше голову! И улыбайтесь. Они вас полюбят!

Цинна спрыгивает с колесницы и вдруг, вспомнив что-то еще, кричит нам; его слова тонут в грохоте музыки. Он кричит опять и размахивает руками.

— Что он хочет? — спрашиваю я Пита.

Я поворачиваюсь к нему и слепну от яркого света его пламенеющей одежды. Должно быть, я полыхаю так же.

— По-моему, он говорит, чтобы мы взялись за руки, — отвечает Пит и сжимает мою ладонь.

Китнисс на большом экране

Китнисс на большом экране

«Китнисс! Китнисс!» — раздается отовсюду. Все ждут моих поцелуев.

При нашем появлении толпа ахает, потом восхищенно ревет и скандирует: «Двенадцатый, двенадцатый!» Все взгляды обращены в нашу сторону, остальные колесницы забыты. Я вижу нас на огромном экране, и моя первоначальная скованность проходит. Мы выглядим потрясающе: в вечерних сумерках лица сияют отблесками огня, а горящие накидки оставляют за собой шлейф искр. Хорошо, что Цинна не переусердствовал с косметикой. Мы вполне узнаваемы.

«Выше голову. И улыбайтесь. Они вас полюбят», — звучат в голове слова Цинны. Я вздергиваю подбородок, приклеиваю на лицо самую обворожительную улыбку и приветственно машу свободной рукой. Рядом твердо, как скала, стоит Пит, и я рада, что могу за него держаться. Постепенно я совсем смелею и даже посылаю толпе воздушные поцелуи. Капитолийцы сходят с ума от восторга, забрасывают нас цветами и выкрикивают наши имена. Надо же, не поленились найти их в программках!

Оглушительная музыка, крики, овации будоражат кровь, и меня переполняет радостное возбуждение. Спасибо Цинне, он дал мне большое преимущество. Все запомнят Китнисс! Огненную Китнисс!

В первый раз передо мной мелькнул проблеск надежды. Ведь найдется же теперь хоть один спонсор! А если будет хоть небольшая помощь, сколько-нибудь еды да подходящее оружие, то на мне рано ставить крест. Я еще поборюсь!

Кто-то бросает мне алую розу.

Только когда мы въезжаем на Круглую площадь, я осознаю, насколько крепко сжимаю руку Пита. Должно быть, она совсем занемела. Пытаюсь разомкнуть пальцы, но Пит удерживает их.

— Не надо, пожалуйста, не отпускай, — говорит он. В его голубых глазах сверкают огненные блики. — А то я свалюсь с этой штуковины.

— Хорошо, — отвечаю я. Мы так и стоим рука в руке. Мне не дает покоя мысль, зачем Цинна связал нас друг с другом. Как-то нечестно выставлять нас напарниками, а потом выбросить на арену смертельными врагами. Двенадцать колесниц объезжают площадь. Окна соседних домов заполнены самыми влиятельными зрителями Капитолия. Лошади подтягивают колесницу к президентскому дворцу. Звучат фанфары, и музыка обрывается.

Сноу на трибуне
Президент Сноу, маленький, тщедушный мужчина с белесыми волосами, произносит с балкона официальное приветствие. Пока звучит речь, телевизионщики показывают лица трибутов. Так бывало на всех церемониях. Но я вижу на экране, кому в этот раз отдают предпочтение. Похоже, с наступлением темноты наш блеск все сильнее притягивает взгляды. Во время национального гимна объектив камеры лишь мельком проскальзывает по всем парам, с тем, чтобы снова возвратиться к колеснице Дистрикта-12 и неотрывно следить за ней, пока она совершает финальный объезд площади и исчезает в воротах Тренировочного центра.






Вторая квартальная бойня

Основная статья о Китнисс во время «И вспыхнет пламя» находится здесь

Год спустя Китнисс должна была стать ментором, но вместо этого она попадает на арену новых игр. Казалось бы, теперь-то ей не уцелеть: Капитолий и лично президент Сноу (увидевший в Китнисс главную угрозу своей власти и виновную в том, что Панем начал подниматься еа дыбы)точно её убьют. Но оказалось, что Сноу был не так и не прав: Тринадцатый дистрикт выходит из тени и Китнисс поневоле придется стать Иконой разгорающейся Революции.


Сойка-пересмешница

Улыбка Кукловода IMG 20171203 151601

Кукловод и Создатель Сойки-пересмешницы - Плутарх Хэвенсби

Этимология имени

Имя Китнисс происходит от растения, которое больше известно как стрелолист (в англ. «Katniss»). Корни этого растения можно употреблять в пищу. Её отец говорил: «Пока ты можешь найти себя, ты не будешь голодать». Стрелолист также делит свое название со знаком зодиака Стрелец (англ. «Sagittarius» или «The Archer»), что может указывать на навык Китнисс стрельбы из лука. Её фамилия происходит от Вирсавии Эвердин, главного героя романа «Вдали от обезумевшей толпы» Томаса Харди. Как говорит Коллинз: «Эти двое очень разные, но оба следуют за своим сердцем».

Внешность

Злая Китнисс IMG 20171023 193119

Очень доброжелательная девушка

В книге Китнисс имеет типичную внешность для жителей Шлака — прямые темные волосы, серые глаза, оливковая кожа. У неё длинная коса, спадающая на спину (во второй части она была спалена на 1/3 в ядовитом тумане). Она худая и не очень высокая, но сильная, так как ей приходилось кормить свою семью, охотясь в лесах за пределами Дистрикта-12, подвергая свою жизнь опасности. Её мать и сестра были голубоглазыми блондинками, из-за чего они казались чужими в городе. Пит сначала думал, что девушка и Гейл — родственники, поскольку они похожи внешне.

Отношения

Примроуз Эвердин — свою младшую сестренку Китнисс любит больше всех. Ради нее она готова на все. Она стала добровольцем на Голодных Играх, лишь бы спасти ее. И когда она второй раз очнулась после Квартальной бойни, то в первую очередь спросила Гейла о том, где Прим.

Серебряные парашюты над площадью

Китнисс смотрит, как планолет сбрасывает серебрянные парашюты

Миссис Эвердин — мать Китнисс. После того, как она закрылась в себе, Китнисс перестала уважать мать, перестала принимать ее ласки и старалась ни в чем от нее не зависеть. Но все же Китнисс любила свою мать и старалась заботиться о ней

Гейл Хоторн — лучший друг. Уговаривал сбежать вместе с ним перед первой Жатвой. Тайно влюблен в Китнисс. Отношение самой Китнисс к Гейлу раскрываются в течение повествования. Несмотря на это, ещё в начале первой книги можно понять, что она очень им дорожит (он почти её единственный друг). Познакомились они в лесу, когда девушка увидела ловушки Гейла, с помощью которых он ловил зайцев. Вначале они были просто партнёрами, ведь охотиться вдвоём намного легче, чем по одиночке. Позже, после гибели ее сестры от бомб, которые Гейл и Бити изобрели в дистрикте 13, она отказывается с ним разговаривать, хотя все еще испытывает к нему привязанность. Больше они не видятся, так как ее друг переезжает в дистрикт 2.

Хеймитч Эбернети — наставник, а позже союзник и друг. Испытывают друг к другу весьма противоречивые чувства: в самом начале знакомства неприязнь (Китнисс считала,что Хеймитч — пьяница, а он в свою очередь полагал, что она грубиянка каких свет ещё не видал). Несмотря на начальную неприязнь, всплывает и взаимная симпатия, и некая доля доверия (в книге «И вспыхнет пламя» Китнисс просит Хеймитча защитить Пита).

Пит Мелларк — Можно сказать брат по несчастью. Он когда то спас ей жизнь кинув ей буханку обгорелого хлеба (на протяжении всей первой части она постоянно вспоминает это). На одном интервью с Цезарем, Пит признался что любит Китнисс, что повергло её в шок. В остальных частях они помогают друг другу и играют влюблённую парочку. Китнисс до последнего не могла разобраться в своих чувствах к Питу. Однако, когда в финале, спустя пятнадцать лет,  Китнисс давно вышла замуж за сына пекаря и у них родились двое детей, девочка и мальчик.


Президент Сноу — здесь всё очень сложно: она его ненавидит и боится, в «Сойке-пересмешнице» она больше всего на свете желает убить его своими руками и только так надеется прекратить весь этот ужас и боль. Но с другой стороны, они неплохо понимает друг друга, более того, она верит в его искренность (!). Поэтому она верит в его слова, что в смерти Прим виноват не он, а президент Койн, и когда она её убивает Сноу веселится и прямо-таки умирает ... от счастья.

Джоанна Мейсон

Финник Одэйр

Президент Альма Койн — Прямо "нелюбовь с первого взгляда", Китнисс она очень не нравится. Ей кажется, что лидер мятежников её использует в своих целях. Позже Китнисс начала прямо подозревать Койн в желании от неё избавится. Паранойя? Или все же были причины? В конце концов вместо Сноу, который приказал стереть с лица земли её родной дистрикт, и убить которого Китнисс стремилась всю третью книгу, Охотница убивает, ко всеобщему изумлению, президента Койн, и её освобождают от ответственности за это убийство.

Фанфикшн

Китнисс Эвердин — главное действующее лицо мира «Голодных игр» и ей посвящены большинство фан-рассказов и фан-повестей. Преимущественно, её отношениям (пейрингу) с Питом. Этот раздел именуется «Питнисс», а его поклонники составляют ТимПит.

Избранный фанфикшн, список начал составляться в нач. 2019 года:

В целости и сохранности (рассказ, автор: Пиратка), Вдох-выдох (мини-рассказ, автор: cherry-moon), Вкус летнего дождя (повесть, автор: Эльфийка), Dum spiro, spero. (роман, автор: Green-Tea )

Сладкая отрава (повесть, автор:afan_elena)

Коллажи «Огненная Девушка. Не тронь меня!»

Галерея «Голодные игры»

Галерея «И вспыхнет пламя»

Галерея «Сойка-пересмешница»

Голодные игры

Создатели Сьюзен Коллинз - Гэри Росс - Френсис Лоуренс -
Главные герои Китнисс Эвердин - Пит Мелларк - Гейл Хоторн - Кориолан Сноу (Президент) - Примроуз Эвердин - Хеймитч Эбернети - Эффи Тринкет - Цинна
Games-Сезоны 74-ые Голодные игры - 75-ые Голодные игры - 45-ые Голодные игры - 50-ые Голодные игры - 62-ые Голодные игры - Квартальная бойня
Основные понятия Жатва - Трибуты - Профи - Академии - Победители - Интервью - Эскорт - Команда подготовки - Стилист - Менторы - Очки - Одежда для арены - Токен - Рог изобилия - Парад трибутов - Спонсоры - Тренировочный центр - Пир - Тёмные дни - Революция
- -
Персоналии Сенека Крэйн - Плутарх Хэвенсби - Цезарь Фликерман - Клавдий Темплсмит - Финник Одэйр - Джоанна Мейсон - Энни Креста - Бити Литье - Мэгз Флэнэгэн - Альма Койн - Боггс - Эгерия - Антоний - Ромулус Тред
Голодные игры